Диплом

В августе 1974 года в городе впервые был проведён праздник поэзии, посвященный творчеству поэта-песенника А. И. Фатьянова. Впоследствии этот праздник, гостями которого становились поэты, писатели, профессиональные и самодеятельные артисты, стал традиционным, любимым праздником вязниковцев.

Проведённый впервые ещё в 1990 году, в течение 90-х годов праздник Дня города стал традиционным и приобрёл свою особую структуру, включающую не только любимый вязниковцами и гостями города Всероссийский Фатьяновский праздник поэзии и песни, но и другие мероприятия. Среди них: конкурс «Золотое достояние города», выявляющий горожан, внёсших наибольший вклад в дело развития культуры, образования, здравоохранения в крае; фестиваль «Золотая надежда города Вязники», посвященный чествованию одарённых детей города, и др.

Вот уже который год подряд в конце июля – начале августа жители города и многочисленные гости спешат по тенистым аллеям на «Солнечную поляночку». А уходят оттуда счастливыми, окрылёнными, унося в душе частичку местной красоты, покоя и гармонии.

18 августа 1974 года в городском парке собрались люди, лично знавшие поэта. Среди них были и коллеги А.Фатьянова по писательскому цеху: ивановец В. Догадаев, нижегородец А. Цирульников, москвич М. Лисянский, вязниковцы Ю. Мошков, Б. Симонов, Н. Макарочкина. Именно в этот день праздник получил своё первое, пусть и неофициальное, название: «День поэзии в городе поэтов и героев». Инициативу своеобразной «могучей кучки» поддержал и первый секретарь Горкома КПСС Ян Павлович Захаров. Родившееся начинание превратилось в добрую традицию, значимость которой год от года только множилась. Возрастало и число именитых гостей: В. Соловьёв-Седой, Я. Шведов, Р. Казакова, Т. Пономарёва, А. Пахмутова, Л.Лядова, А. Макаров и многие другие.

Уже в следующем году с лёгкой руки московского поэта В. Лазарева, творческий капустник получил новую «окраску», и новое имя «Алёшины праздники». Своей собственной «жилплощадью» фестиваль стиха и песни обзавёлся в 78-м, впрочем, даже на новой, довольно вместительной «Фатьяновской площадке», как говорится, «не было свободных мест».

Титул «областной» добавился к названию празднику в год 60-летия его виновника. В честь юбилея на улице А.Фатьянова был установлен монумент, работы Леонида Еремеева.

От раза к разу торжество набирало обороты, появлялось что-то новое, моментально входившее в традицию. По мнению гостей самыми замечательными из них стали обычаи проводить экскурсии по городу и кататься в плавучей беседке по тихоструйной Клязьме, знакомясь с теми местами, где любил проводить досуг заядлый рыбак Алексей Иванович Фатьянов.

Говоря о традициях, следует вспомнить, что ни одно творческое лето не обходилось без удивительных открытий. То музыкальный редактор Центрального радио Т. Рымшевич прочитает неизвестное доселе послание Фатьянова, то на музыкальном небосклоне загорится новая «звёздочка» Т. Острягина, то удастся привезти самого И. Кобзона.

Ещё одно важное событие, о котором просто невозможно умолчать, произошло на 15 по счёту «Алёшином празднике» (1989 год). Постановлением Верховного совета России ему был присвоен статус Всероссийского, а оргкомитет возглавил лауреат Государственной премии СССР Лев Ошанин. С этого же года налаживается выпуск оригинальных эмблем, значков, памятных медальонов. В свет выходят первые брошюры и буклеты «Фатьянов в песне продолжает жить», «Фатьянов и владимирские поэты», «Стихи и песни о Вязниках». Маленькие книжечки мгновенно становились настоящей букинистической редкостью.

Встав вровень с пушкинскими, лермонтовскими, некрасовскими, есенинскими праздниками, а затем, со слов многих литераторов, обойдя их, фестиваль в Вязниках попал под пристальное внимание объективов телевизионных камер. О нём было снято неисчислимое количество сюжетов, всё происходящее на сцене Фатьяновской площадке в прямом эфире транслировали по областным телеканалам. А в 1993 году ведущей праздника стала диктор Останкино Дина Григорьева.

Не остались в стороне от Общегосударственного торжеств и первые лица государства, так в телеграмме, подписанной первым президентом Российской Федерации Борисом Ельциным, говорилось: «Приветствую участников Всероссийского праздника поэзии и песни. Замечательные произведения Алексея Фатьянова знает и стар и млад, созданные им поэтические образы стали символом России, её мудрости, стойкости и доброты. Его слово помогало перенести тяготы войны. Оно звучит и сегодня в час трудных дум и надежд наших. Пусть не умолкают на российских просторах песни Фатьянова…»

В 1996 году произошло историческое объединение фестиваля и Дня города, сдвинулись и временные рамки. С этого года Всероссийский Фатьяновский праздник стал проходить в третьи выходные июля.

Мстёрский базар

Праздник «Мстерский базар» сравнительно молодой, но уже успел обзавестись своими традициями и почитателями. По уже сложившейся традиции на огромной ярмарке, которая разворачивается в самом центре поселка, представлены не только изделия мстерских и вязниковских мастеров, но и приглашенных народных промыслов России: Палеха, Холуя, Семенова. Для гостей праздника на речке Мстерка готовится особая программа: потешные игры и эстафеты, сладкая уха, теплые пироги с лечебным травяным чаем. Широкая программа и детской части праздника- это различные конкурсы и аттракционы: от выступления кукольного театра до пения под «караоке».

Открывает торжества выставка-продажа изделий местных умельцев «Вязниковское подворье». Большое внимание уделяется выставке-продаже местных огородников и садоводов «Дары лета».

Выставка «Мстерская палитра» привлекает широтой охвата: на ней представлены не только местные лаковые миниатюры, но и творения мастеров из Палеха, Холуя, Павлово-Посада, Гусь-Хрустального и других городов. Участники праздника получили редкую возможность увидеть весь спектр творений традиционных промыслов Центральной России, а при желании и купить понравившуюся вещь.

В сквере на центральной площади проводится детский конкурс «Мстерский малек» — «рыбная» тема во Мстере особенно популярна. Для взрослых игровая программа тоже называется соответственно — «На то и щука, чтобы карась не дремал».

Желающие могут посетить мстерский художественный музей или совершить увлекательную поездку в Свято-Казанский Акиншинский скит, дабы «зарядиться» здоровьем из святого источника. А по Мстерке курсирует целая флотилия прогулочных лодок.

Ближе к вечеру на центральной площади начинается эстрадная программа. Официальная часть праздника называется «Здравствуйте, добрые люди!» На сцене выступают оркестры, самодеятельные и профессиональные артисты.

Лучшие люди Мстеры получают в этот день из рук главы района и главы поселка всевозможные награды.

Завершается праздничный марафон «Мстерского базара» вечерним концертом на площади и фейерверком.

Потенциал у праздника огромный, но многое зависит от его организаторов. В числе «минусов» минувшего «базара» можно назвать слишком растянутый по времени сценарий, недостаток, туалетов и практически полное отсутствие урн — в результате площадь и ее окрестности в конце дня оказались основательно замусоренными. Но эти недочеты вполне устранимы.

2. Религиозная жизнь в крае

2.1 Развитие церковного строительства и церковной жизни.

Отдельная страница истории нашего края в XVIII веке связана с церковным строительством. С 1744 по 1769 год Вязниковский край находился в церковном ведении самостоятельной Ярополчской епархии. Именно в этот период по просьбе прихожан и священнослужителей Троицкой и Рождественской церквей, расположенных в Ярополче, по разрешению епископа Владимирского и Ярополчского Платона был построен каменный Троицкий храм. Строительство велось в 1756 — 1761 гг. на мирское подаяние, церковь стала соборной.

В 1764 году вязниковских монастырей коснулась монастырская реформа Екатерины II, по «торой все ветхие, не имеющие возможности существовать без денежных пожалований монастыри упразднялись. В Вязниках такая участь выпала Введенскому женскому монастырю. Введенская церковь стала приходской и была перестроена.

Благовещенский мужской монастырь был отнесён к «сверхштатным». Он сохранил свои прежние владения, что позволило в 1764 году построить каменные кельи. В 1792 — 1793 гг. была построена надвратная Церковь Всех Святых, началось строительство каменной ограды вокруг монастыря.

Ещё одна каменная церковь в Вязниках, Крестовоздвиженская, была построена в 1794 году на средства купца В. И. Водовозова.

Одна из страниц истории Вязниковского края во второй половине XIX — начале XX века связана с деятельностью русской православной церкви в этот период. Как и в других регионах европейской части Российской империи, в пореформенный период подавляющее большинство населения Вязниковского края исповедовало православную веру. Доля представителей других религий была ничтожно мала: в начале XX века в крае насчитывалось всего несколько десятков так называемых «иноверцев», в основном исповедовавших иудаизм, ислам, а также католичество и протестантство.

По данным 1859 года на территории Вязниковского уезда насчитывалось около 70 православных храмов и два действующих монастыря. В некоторых населённых пунктах края находилось несколько церквей. Так, по два храма было в Станках, Успенском Погосте, Архидиаконовом Погосте, Груздеве; по три храма — в Никологорах, Палехе, Никольском-Мугрееве, Мстёре. В Вязниках в 60-е годы XIX века действовали шесть храмов и Благовещенский мужской монастырь. К концу столетия число храмов в уезде и городе увеличилось, появился и новый небольшой монастырь в Серапионовой пустыни за Клязьмой.

Во второй половине XIX -начале XX века на территории уезда действовали три монастыря. Но число представителей чёрного духовенства было незначительно. В начале XX века в Вязниках и уезде насчитывалось немногим более 20 монахов.

В пореформенный период на территории Вязниковского края среди населения по-прежнему оставалась высока доля сторонников и последователей старой веры. Старообрядцы проживали фактически во всех волостях уезда. Так, например, во Мстёре в середине XIX века их число доходило до одной четвертой части мужского населения. В крае получили распространение различные течения старообрядчества — поморский толк, нетовщина (Спасово согласие) и другие. Сторонников старой веры было много не только среди крестьян, но и купцов, промышленников. Так, старообрядцами были представители богатейших вязниковских предпринимателей Демидовых.

В уезде получило распространение и такое направление старообрядчества, как единоверие, сторонникам которого разрешалось вести службы в специально построенных храмах. В 1850 году на окраине Мстеры была построена, а в 1854 году освящена деревянная Троицкая единоверческая церковь. Через два десятилетия, в 1882 году, на территории мстёрского единоверческого погоста будет построена каменная Никольская церковь. После выхода манифеста 17 октября 1905 года, провозгласившего гражданские свободы, в России был принят закон о веротерпимости, уравнявший старообрядцев в правах с остальными православными и легализовавший старообрядческие общины. Следствием этого станет организация в 1907 — 1908 годах в Вязниках на собранные пожертвования старообрядческой молельни общины поморского согласия, где совершались богослужения старообрядцев во главе с наставником С. В. Серёгиным.

Во второй половине XIX века в Вязниках активизировалось церковное строительство. Строительство новых храмов, перестройка и благоустройство старых церковных зданий производились чаще всего на средства, пожертвованные вязниковскими предпринимателями. Особенно в этом отношении выделялся Осип Осипович Сеньков. 1863 году на его средства была построена колокольня и пристроена тёплая трапезная к Крестовоздвиженской церкви, 1870 году перестроен престол в Троицкой церкви. В связи с тем, что старый Никольский собор на городской площади пришёл в ветхое состояние и был закрыт, в 1866 году принимается решение о строительстве нового храма. Деньги на строительство вновь пожертвовал О. О. Сеньков, к 1874 году новая церковь была построена. А вскоре было разобрано здание старого Никольского собора, на месте его алтаря в 1883 году будет возведена часовня Святителя и Чудотворца Николая. Вокруг Казанского собора и Никольской церкви возведут ограду, этот церковный комплекс станем настоящим украшением города. В 1885 году на средства купца Н. Никитина в Вязниках была построена тюремная церковь Св. Александра Невского. В этом же году при Введенской церкви поставят новую колокольню, а в 1903 году церковь перестроят. Последний храм в городе будет построен при ярцевской фабрике В. Ф. Демидова- в 1886 году здесь появится Преображенская церковь, для которой в 1900 году выстроят колокольню.

В эти же годы продолжалось обновление самых старых храмов города — Благовещенского и Казанского. В 1860 году известным палехским художником В. Сафоновым были расписаны своды и стены Благовещенской церкви. В 1892 — 1894 годах сменил внутреннюю роспись Казанский собор.

Церковное строительство в этот период активно велось и в уезде. Средства для этого также жертвовали частные лица. В 1867 году за счёт О. О. Сенькова по проекту талантливого владимирского архитектора Н. А. Артлебена была построена колокольня при мстерской церкви Иоанна Милостивого. В 1879 году на средства С. И. Сенькова и купца М. Г. Тараканова был построен храм Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца в Песках, в 1892 году на пожертвования предпринимателей Малининых- храм Покрова в Нагуеве и т.д.

В пореформенный период в Вязниковском крае церковь развернула широкую религиозно-просветительскую деятельность, в уезде создавались различные религиозные общества. В 1864 году во Мстёре Александром Козьмичем Голышевым было создано Богоявленское православное братство, ставившее своей задачей «противодействие расколу; украшение храмов», помощь нуждающимся, просветительскую деятельность. В братство входило более 70 членов — представителей дворян, духовенства, крестьян. С 1867 года при доме попечителя братства А. К. Голышева работало братское училище, где обучалось около 50 человек, была создана хорошая библиотека. В Вязниках действовало отделение Братства Александра Невского, организовывавшее чтения для народа, занимавшееся благотворительной деятельностью. Велика была роль православной церкви и в деле распространения грамотности в уезде. В последние десятилетия XIX века в крае насчитывалось до 25 церковно-приходских школ, где наряду с изучением Закона Божия дети овладевали основами грамоты, письма, счета.

Значительное место в жизни населения Вязниковского края на рубеже XIX-XX столетий занимали разнообразные религиозные праздники, сопровождавшиеся торжественными молебнами в храмах города и уезда, многочисленными крестными ходами. В этих праздниках главными предметами торжеств выступали вязниковские святыни — икона Казанской Божьей Матери из городского собора и Животворящий крест из Благовещенского монастыря. С этими реликвиями совершались крестные ходы по улицам Вязников, вокруг города, в близлежащие деревни и села. В подобных религиозных торжествах принимали участие сотни и тысячи людей — представители различных сословий, сплочённые единой духовной связью.

B конце августа 1918 года специальной инструкцией был закреплён запрет на владение церковью движимым и недвижимым имуществом, на просветительскую, педагогическую, благотворительную деятельность. Началось наступление и на собственность церкви в Вязниковском крае. В 1919 году было проведено описание имущества вязниковских церквей. Здания и убранство храмов объявлялись национализированными, часть рукописей, церковных книг передавалась в музей, другая часть, а также иконы оставались в храмах на хранение. В 1920 году было заключено соглашение между прихожанами Казанского собора и Вязниковским исполкомом Совета рабочих и крестьянских депутатов, по которому прихожане получали в бессрочное бесплатное пользование помещение Казанского собора с внутренним убранством, при условии использования здания только по назначению, не допуская действий антисоветского характера. В 1923 году соглашение было подтверждено. В 1923 — 1925 годах вновь были проведены описи имущества Казанского собора церквей Благовещенского монастыря и др.

В связи с тем, что в эти годы окончательно утвердился взгляд на религиозные организации как на единственную легально действующую контрреволюционную силу, имеющую воздействие на массы, началось ожесточённое наступление на церковь. Прежде всего в крае была проведена работа по изъятию церковных ценностей, а с середины 20-х годов начался процесс уничтожения церквей в городе и уезде. Одним из первых был закрыт «по просьбе трудящихся» фабрики имени К. Либкнехта Преображенский храм в Ярцеве, вскоре он был разрушен. 6 феврале 1929 года Вязниковским городским Советом обсуждался вопрос о закрытии главного городского храма — Казанско-Никольского собора. Первой жертвой стала Никольская часовня, входившая в архитектурный ансамбль собора: она была изъята у верующих и передана представительству газет «Правда» и «Беднота» для торговли. А через несколько дней была решена и судьба собора. Президиум городского Совета, учитывая «требования» граждан, принял решение расторгнуть договор, заключённый группой верующих с местными властями об аренде здания собора, и передать здание храма в распоряжение горсовета «для использования под культурные нужды». Несколько позднее было принято решение открыть в здании летнего собора столовую, а в зимнем соборе- клуб. Предполагалось также объединить эти здания в одно и сделать из них Дом культуры. В марте 1929 года начались работы по снятию крестов, куполов и колоколов с храма, расчистке внутреннего убранства. В связи с тем, что при проведении этих работ здание пришло в аварийное состояние, решено было оба здания собора разобрать. Вскоре храм был взорван, к юнцу 1931 года его остатки уничтожили.

Вслед за этим были закрыты и переоборудованы церковь Александра Невского, Введенская церковь.

Первая была передана в распоряжение милиции, во второй открылся Дом физкультуры. В здании Покровской церкви был устроен склад, а в Троицком храме разместилась МТС. В начале 30-х годов закрыли Благовещенский храм, в его здании предполагалось устроить общежитие для рабочих фабрики «Свободный Пролетарий» и студентов. В эти годы в Вязниках были уничтожены также все часовни. Аналогичная судьба ожидала и храмы района. Из 56 церквей здесь полностью уничтожили 25. В сохранившихся зданиях размещали склады, овощехранилища, клубы, школы и т.п.

Одновременно с закрытием городских церквей подверглись осквернению вязниковские кладбища, некоторые из них, например, близ Троицкого, Введенского, Благовещенского храмов, Казанского собора, были уничтожены полностью. На остальных кладбищах (Покровском, Крестовоздвиженском) уничтожались каменные надгробия, демонтировались металлические ограды.

Ha священнослужителей закрывшихся церквей обрушились репрессии, по неполным данным, в Вязниковском крае было репрессировано (расстреляно, сослано в лагеря) более шестидесяти священников. Большая часть приговоренных к высшей мере наказания была расстреляна осенью 1937 года в Ивановской тюрьме.

Война изменила отношение к религии и церкви. Жизненные невзгоды, переживания за судьбу близких, оказавшихся на фронте,- все это способствовало усилению религиозных чувств вязниковцев, особенно женщин. Повлияла и смена государственной политики в отношении церкви: к концу войны практически прекратилась атеистическая работа среди населения. Результатом стало открытие для богослужения некоторых храмов. Так, например, в начале 1945 года по просьбе жителей Мстёры было разрешено возобновить церковные службы во Владимирском храме поселка.

После подписания указа Президента России о возвращении русской православной церкви национализированной в годы Советской власти собственности в Вязниковском крае ускорился процесс возрождения закрытых и осквернённых храмов и монастырей. Так, в 90-е годы возобновилась служба в Свято-Благовещенском храме, православной церкви была передана часовня бывшего Казанского собора на центральной городской площади, началось восстановление Троицкого собора. В 1999 году приходской Благовещенский храм был преобразован в женский монастырь. На территории Вязниковского района началось восстановление храмов в сёлах Малые Липки, Пировы Городищи, Успенский Погост, во Мстере был возрождён Богоявленский мужской монастырь.

Привычным явлением для горожан в эти годы стали возобновлённые крестные ходы. Самым многолюдным из них стал ежегодный крестный ход 21 июля- в день Казанской иконы Божией Матери — на Соборную площадь, где когда-то стоял городской Казанский собор. К этому религиозному празднику стали приурочивать и День города.

Необходимо упомянуть об одной выдающейся черте жителей Вязников и его окрестностей. Мы говорим о христианском благочестии. Едва ли еще найдется такой город с уездом, где бы было столько крестных ходов и молебствий во время их. С июня до половины июля звон колоколов в городе ежедневно не умолкает. Утром, днем и вечером колокольный звон тождественно возвещает об отправлении и возвращении крестного хода, сопровождаемого огромным стечением нарядного народа, полного чувства беспредельного благоговения к святости исполнения христианского долга. Крестные ходы совершаются как вокруг города, так направляются исключительно, по традиционному подъему религиозного духа, в различные улицы, в которых устраивается праздник, с поднятием чтимой иконы Казанской Божьей Матери, в сопровождении других икон и хоругвий Казанского собора. На улицах перед домами совершаются молебствия. С этой целью хозяин дома выносит и ставит на улице стол для священных предметов: святого креста, книг и прочего. Такого рода религиозные процессии похвальны и заслуживают внимания и подражания каждого истинно православного христианина.

Из города религиозные процессии отправляются в окрестные села и деревни. Села живут одною религиозною жизнью с городом, в котором особенно чтима, как уже было упомянуто, Казанская Божия Матерь, во имя которой называется собор. Чтима в городе другая святыня, находящаяся в Благовещенском монастыре — Животворящий крест. Обе они составляют предмет религиозных торжеств города и его уезда.

Из церквей города Вязников замечательны в архитектурном отношении, показывающем их древность: Казанский собор, Троицкая (Яропольская) и Благовещенского монастыря церкви. В общем они имеют разительное сходство по своим остроконечным колокольням и четырехугольным летним храмам. Яропольская церковь, как мы сказали, стоит на возвышенном месте. С какой бы стороны вы ни подъезжали к городу, она прежде всего вырисовывается среди зданий, среди густой зелени вишневых садов. С пойменной стороны особенно живописно красуется тонущая в кудреватой зелени Яропольская часть города с высокой колокольней.

В соборной летней церкви замечателен красивый, старинной выделки, резной иконостас с богатой позолотой и с весьма ценно украшенными иконами. Все это сразу внушает религиозный трепет при входе в храм и действует возвышающем душу образом.

2.2 Вязниковская Казанская икона Божией Матери и Казанский собор.

Древнее предание гласит, что на болотистом берегу реки Клязьмы в ветвях раскидистого вяза местные жители чудесным образом нашли лик Богоматери. Эта красивая легенда знакома, пожалуй, каждому, но на самом же деле обретение святого образа связано с именами людей, оказавших влияние на весь ход российской истории. Речь в данном случае идёт о человеке возглавившем «Семибоярщину», влиятельном князе Фёдоре Мстиславском, во владении которого наша волость находилась, начиная с 1609 года. Фактический правитель Руси умер в 1622 году, а его жена Домникея и сестра Ирина в память о влиятельном муже и брате заказали у славившегося своим иконописным талантом старца Шуйского Николо-Шатромского монастыря Иоакима икону пресвятой Богородицы.

На первых порах образ нашел своё пристанище в Никольской церкви, расположенной некогда на территории крепости Ярополч. На свою новую заступницу местные жители, уставшие от тягот Смутного времени, возлагали большие надежды и чаяния. Большинству из них суждено было воплотиться в жизнь: лик исцелял раны и болезни. Спустя два года, первый Царь из рода Романовых – Михаил Фёдорович, узнав об этом, назначил специальную комиссию, которая признала Вязниковскую хранительницу чудотворной. Да и сам Самодержец лично приезжал помолиться святому образу, прося исцеления от недуга ног.

Кажется удивительным, но обретение Казанской Богоматери оказало заметное влияние и на экономическую жизнь древней слободы. После того, как для неё в 1630 году была выстроена маленькая Казанская церковь, начался подлинный расцвет Вязниковской земли.

С кончиной последних Мстиславских вся Ярополчская волость, в составе которой как раз и находилась наша слобода, переходит в личный тайный приказ Государя и превращается в подлинный центр рыболовства, конюшенного хозяйства, ремесла, а знаменитый «еропольский лён» являлся для российских купцов эталоном высшего качества.

Великая икона нуждалась в роскошном храме. Его строительство не заставило себя долго ждать, в середине 17 века у подножия Ярополча, на зыбком берегу реки Волшник начинается грандиозное строительство не отдельной церкви, но целого храмового комплекса. Ни местные купцы, ни миряне, ни царь Алексей Михайлович не жалели средств на его возведение и в 1674 году на свет появился собор равных которому во всей стране можно было перечесть по пальцам.

Строительство Казанского собора началось в 1670 году и до преобразования Вязниковской слободы в город, т.е. до 1778 года, он был приходскою церковью. Красота монументального сооружения, действительно, потрясала воображение даже видавших виды паломников: собор имел кубическую византийскую архитектуру и был увенчан пятью массивными главами с золочеными крестами. Под спуском крыши на всех четырёх сторонах красовались картинные клейма с изображениями двунадесятных праздников и образами святых. По внутреннему украшению — это один из богатейших храмов Владимирской епархии. Иконостас его в работе очень схож с иконостасом Владимирского Успенского собора, только конечно в меньшем виде– весь позлащен; иконы в иконостасе все художественной работы и некоторые из них украшены серебряными и серебропозлащенными ризами, особенно богаты украшения на иконах нижнего яруса.

В соборе два престола: главный – в честь Казанской Божией Матери и приделанный в южной части алтаря святых бессеребренников Козьмы и Домиана.

На главном престоле бронзовое отзлаченное облачение, великолепно сделанное иждивением Вязниковского 1-й гильдии купца Н. Л. Никитина. Утварью и ризницей собор очень богат и из этих вещей особенно достойны внимания:

1) Сребропозлащеный крест с надписью: «Повелением великаго государя царя Михаила Феодоровича и его благоверной царицы великой княгини Евдокии Лукьяновны зделан сей крест в Вязники в церковь Пречистыя Богородицы Казанския в 1642 г.».

2) Серебряное кадило теми же Высочайшими особами приложенное.

3) Небольшой золотой, с маленьким в верхнем конце алмазом, крест, в 1682 году приложенный к чудотворной иконе Казанския Божией Матери царем Феодором Алексеевичем во время путешествия Его Величества через Вязники во Флорищеву пустынь; ныне крест этот внизан в жемчужной риз Казанския Божией Матери.

4) Евангелие, по указу великих государей царей и великих князей Иоанна и Петра Алексеевичей приложенное в 1691 году.

5) Колокол, приложенный царем Феодором Алексеевичем.

Но что всего драгоценнее для верующей души, так это- истинная чудотворная икона Казанской Богоматери. По городу Вязники, в довольно большом количестве, распространены рукописные книжки о чудесах, бывших от этой иконы. Всего насчитывается до 300 чудес. И действительно, на эту икону нельзя взирать без особо глубокого сердечного благоговения, возбуждаемого в душе чем то торжественно благочестивым. Как городское население, так и окрестные жители считают за неприменнейшую обязанность ежегодно и по нескольку раз молебновать пред этой святыней, если не в собственных домах, то по крайней мере в церкви. Кроме того, пойдите вы в любой вечер в году на паперть Казанского собора и здесь непременно встретите молящихся, нередко до полуночи и далее.

Возле собора возвышалась восьмигранная с высоким шатровым верхом колокольня, на которой находился колокол, приложенный царём Фёдором Алексеевичем в московский Данилов монастырь в 1682 г. И привезённый в Вязники около 1701 г.

Осень 1928 года стала поворотным моментом в жизни Вязниковского собора, его жителей, да и всех горожан. В один прекрасный день местная газета опубликовала заметки рабочих, призывавших закрыть святыню и превратить её в клуб для рабочих или вовсе в общежитие. Когда же руки местных партруководителей дошли, наконец, до перестройки храма под культурные нужды, то рабочие обнаружили на древних стенах серьёзные трещины, на реставрацию которых у молодой власти попросту не хватало сил и средств. Мастера XVII века не учли особенности насыпного грунта и болотистой «подушки» под ним, простоявший более двух веков Казанский собор попросту не выдержал ещё одного испытания силой.

В конечном итоге, было принято решение о демонтаже вязниковского символа веры, который должен был быть разобран, что называется, по кирпичику. Но и здесь советских строителей ждало серьёзное разочарование, ведь никто даже не мог предположить, что с веками цемент в кладке стал прочнее камня. В итоге было решено идти по пути наименьшего сопротивления, а, проще говоря, взорвать собор, который сдался только со второго раза. Окончательное уничтожение храмового комплекса завершилось лишь в 1936 г. Сегодня о Казанском соборе напоминает одна маленькая часовенка, некогда служившая на благо горожан в виде мясной лавки. Вот так и наступило судьбоносное для нашего края «время разбрасывать камни».

Сейчас полным ходом ведутся работы по сбору средств на восстановление разрушенной святыни, а в местных СМИ то и дело проскакивают материалы, посвященные этому событию и наступившему «времени собирать камни». Может быть, идея восстановления колокольни так бы и осталась ещё одной красивой историей, если бы не энтузиазм патриотов своей малой родины, желающих, во что бы то ни стало, дойти до конца. Отправным пунктом новейшей истории собора следует считать лето 2003 года, когда в день чествования Казанской иконы Божьей матери на Соборной площади города был установлен памятный камень, надпись на котором утверждала, что на этом месте и будет восстановлена святыня. Спустя четыре года, в декабре 2007 г., на деньги мецената, пожелавшего остаться неизвестным, была вбита и первая свая – основа грядущей стройки.

Следующий шаг был сделан 21 апреля минувшего года: создан специальный попечительский совет. В состав новой организации, призванной осуществлять сбор пожертвований на возрождение святыни, вошли почётные граждане города, работники науки, культуры и просвещения. Плоды их работы стали видны уже спустя несколько месяцев. На расчётный счет начали поступать первые, пусть и скромные, деньги. Пожертвования поступали не только от местных предпринимателей, работников различных учреждений и ведомств, но и из Москвы, а так же, что удивительно, немецкого города Эрлангена, жители которого вообще католики.

2.3 Свято- Казанский скит в селе Акиньшино

Среди лесов и полей, на высоком холме у тихой речки Тары стоит древнее село Акиньшино. 5 километров отделяют его от Мстёры. Места здесь живописные и многие паломники отправляются именно сюда, в этот удивительный, поистине святой уголок России. Кто хотя бы однажды посетил Акиньшино, тот долго не забудет красивейшего места и благодатного влияния его на дух и сердце своё. Здесь находится Свято — Казанский скит Богоявленского монастыря.

В центре села возвышается Казанский храм. Облик его менялся неоднократно. В древних актах начала XVII века упоминается деревянная церковь, но за многие годы её существования она обветшала.

21 июля 1816 года в честь храмового праздника Казанской иконы Богородицы заложили новую церковь. Храм был построен в 1818 году в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы, а придел — в честь Покрова Пресвятой Богородицы, при нём колокольня в виде четырёхугольной башни в три яруса, где были размещены 6 колоколов (самый большой весом 91 пуд). Церковная летопись фиксировала, что освящение храма совершено 29 июня 1821 года. В 1831 г. прихожане построили каменную ограду с 4 входами: западным, восточным, северным и южным.

Настоятели храма в XVII — XVIII веках были люди малограмотные. Получили лишь домашнее обучение в чтении, церковном пении и письме, но в XIX веке имели уже семинарское образование и занимались преподавательской деятельностью. Особенно хочется отметить Ивана Бутеева и Андрея Веселовского.

Иван Бутеев — сын священника. С 12 лет служил в церкви Акиньшино пономарём, дьяконом и, после смерти своего отца, священником. При нем начато и закончено устройство каменного храма. Сам отец Иван внёс на строительство 300 рублей ассигнациями. В своём доме обучал крестьянских детей чтению и письму. Погребён в южной стороне алтаря Казанской церкви.

Вторым устроителем храма был Андрей Веселовский. Уроженец Гороховецкого уезда, закончил Владимирскую духовную семинарию. Он не только священник, но и учитель для крестьянских детей. По ходатайству отца Андрея к помещику Приклонскому в Акиньшино было открыто народное училище, где он преподавал до 1870 года.

Казанский храм был не только религиозным, но и культурно-образовательным центром села Акиньшино. Священнослужители не только «лечили» души прихожан, но и обучали их чтению, письму и счету, заботились о неимущих, сиротах, принимали паломников. Народ просто тянулся в этот благословенный край. Приходили не только больные душой, но и телом, получая здесь исцеление.

Приход Казанской церкви включал 9 полных поселений: Акиншино, Зубариха, Городок, Медведева, Свиново, Яблонцы, Лосья, Семыни, Носково и один дом деревни Черноморье. Первой прекратила своё существование деревня Городок в пятидесятые годы XX века, другие деревни — в 60 — 70-е годы. Акиншино существовало до 1980 года.

XX век — это особая, трагическая страница в истории Казанской церкви. В России закрываются храмы, гонениям подвергаются их служители. Этой участи не избежала и Казанская церковь села Акиньшино. В 1932 г. сброшены колокола. В 30-е годы в Акиньшино был создан колхоз «Трудовик». Казанский храм превращен в склад для хранения инвентаря и зерна. Церковь опустела и была осквернена в 80-е годы: купол, стены дали трещины и постепенно разрушались. Редкие посетители, ища укрытия от непогоды, разводили костры под святыми сводами и углём расписывали стены.

Столетиями создавался ансамбль Казанского храма. Поколения XX века разрушили его в течение нескольких десятилетий.

В 2001 году в Акиньшино отправляются добровольцы на расчистку храма и территорий, прилегающих к нему. В 2003 году здесь открыт Свято-Казанский скит Богоявленского монастыря, возглавляет его иеромонах Авраамий. Обитателями скита возведены жилые постройки, трапезная, смотровая площадка, проведена реставрация храма. У подножия холма восстановлен святой источник и купель для совершения церковных обрядов. Вода источника уникальна- она богата минералами, чиста и считается святой, так как исцеляет, освежает и придаёт силы паломникам.

Из разных концов страны сюда начали приезжать не только паломники, но и монахи, которые так и остались в этом благословенном месте. Они соорудили Свято-Казанский скит, возвели жилые постройки, кельи.

Храм Богородицы Казанской уникален еще и тем, что у его подножия бьет целебный источник. Люди всегда замечали, что Акиньшинская Святая купель возвращала силу и здоровье. А одна из легенд гласит, что здесь совершал омовение и был излечен известный русский святой Михаил Верижник, который прославился своими духовными подвигами еще в 14 веке.

Случаи исцеления известны и в наше время. Самая свежая история рассказывает о том, как приехавшие недавно туристы жили здесь три дня, проведя это время в посте и полном уединении. Потом рассказали, что никогда еще не испытывали таких ощущений.

По одному из преданий, под источником зарыт загадочный белый камень Алатырь – точно такой же, какой заложен в фундаменте самого храма Богородицы Казанской. Согласно легенде, именно этот камень и приносит счастье и оздоровление.

Известные личности города

3.1 Вязниковские предприниматели

Большое значение для Вязников играли местные предприниматели. Торговля раздвигала пространство и представления о ней самой. Контракты с заграницей открыли дорогу на Запад и на Восток. Пути вязниковских товаров- от парусины с пенькой до знаменитой вишневки в четвертях легли от Гамбурга и Генуи до Хивы и пограничной с Китаем Кяхты.

Рачительные хозяева мануфактур, оборотистые купцы, они оставались в большинстве своем в той же дедовской вере. Платили за бороду, несли двойное тягло налогов, надевали по указу о «меченых» староверах особое платье, лишались прав избрания в местные магистраты. Но стояли на своем, сильны были спайкой с единоверцами, особенно из Рогожско-Московского общества.

При помощи пайщиков-миллионщиков диктовали нередко для всей России оптовые цены на хлеб, рыбу, пеньку и даже на древесину. К концу XVIII — началу XIX века из среды богачей Вязников выдвинулись кланы купцов Кашиных, Демидовых, Елизаровых и необыкновенно талантливых Сеньковых.

В 60-е годы XIX века им принадлежали механическая полотняно-ткацкая фабрика в Вязниках, механическая льнопрядильня в Пучеже Костромской губернии, а также фабрики и местечке Лосево Вязниковского уезда. После смерти О. О. Сенькова предприятия перешли к его племяннику С. И. Сенькову, в 70 — 80-е годы переоборудовавшего их. В 1889 году, в связи с усилившейся конкуренцией дешёвых английских джутовых тканей, был создан «Торговый дом» С. И. Сенькова и В. Н Игнатьева, ставший первой и единственной во Владимирской губернии джутопроизводящей фирмой. Ткани, производимые на предприятиях Сенькова, в 1896 году заслужили высший знак отличия- государственный герб. В 1898 году произошел раздел наследия О. О. Сенькова- были открыты «Товарищество Вязниковской мануфактуры С. И. Сенькова» и «Товарищество льнопрядильных фабрик О. Сенькова», принадлежащее дочерям О. О. Сенькова.

Пришло богатство, пришли и иные заботы. Беды размывания устоев нравственности после освобождения крестьян в 1861 году, то есть с вступлением России в фазу свободного капитализма, становятся заботой не одной только церкви и государства.

Все сколько-нибудь значащие силы общества — либеральное дворянство, большинство предпринимателей и интеллигенция — активно ратуют в этот период за просвещение масс. Слово это теперь основательно затерли, сведя к рутине обучения грамоте, счету и к запоминанию некоторых фактов. Но тогда оно имело несравнимо больший смысл, говорило о приобщенности к христианской религии, несшей свет высших правил морали. Понимание глубинной подоплеки задач просвещения сулило обратить население России через несколько десятилетий в высоконравственную, сплоченную нацию. Как панацея от духовной немощи, нравственных болячек.

Реформы вернули староверам многие из утраченных когда-то политических прав. Подобно московским купцам-старообрядцам Рябушинским, Алексеевым (родственникам К. С. Станиславского), Морозовым и другим богачам, вязниковские староверы в лице миллионщиков Сеньковых, Демидовых, Елизаровых охотно пошли во власть, заняв практически все выборные должности наверху. Как патриархи в своих семьях, они беспрепятственно проводили в жизнь задуманные благодеяния.

Первым заработало в 1873 году училище Сергея Ивановича Сенькова. Среди других, появившихся позже, оно так и осталось наиболее продуманным по организации обучения и методам обращения с учащимися.

Проблема профобучения, к счастью, не стала единственной для передовых фабрикантов Вязников. Понимая, что рамками сугубо утилитарного подхода достигнешь немного, они приступили к созданию полноценной, со ступенями преемства, системы образования в городе. Высокомеханизированное производство фабрик Сенькова позволило благополучно выстоять в длительный неблагоприятный период, заложить фундамент для нового скачка в развитии отрасли.

Лишь экономические неурядицы вследствие волнений 1905-1907 годов и первой мировой войны не дали свершиться задуманному. Но и частичное претворение планов оттеснило английских и других иностранных конкурентов. На стыке веков продукция удостоилась многих похвал от двора и медалей ярмарок, на которые все чаще и чаще С.И. Сенькова стали приглашать в качестве эксперта.

Не замкнувшийся исключительно на производстве, Сергей Иванович вошел в число благодетелей Вязников, меценатов города: благоустройство улиц и площадей, организация профессиональных училищ, создание школ всех ступеней подготовки, женской гимназии, строительство мужской гимназии на Венце, создание нескольких библиотек, в том числе и общегородской, организация здравоохранения в уезде.

Новая просторная больница искусством врачевателей и нескудной заботой о больных быстро прослыла одной из лучших в губернии. Чуткий на все технические новинки, С.И. Сеньков стоял также у истоков развития в городе электричества и телефонизации.

Одаренный художественным вкусом, Сергей Иванович собрал и самую богатую в уезде коллекцию картин, скульптуры, фарфора, металлопластики и икон старообрядческого чина. Не все собранное Сеньковым увидишь сегодня среди экспонатов музея Вязников, разместившегося после революции в доме его сподвижников, Елизаровых, недалеко от Благовещенского монастыря. Но и сохраненного музейщиками с лихвой хватит, дабы оценить устремленность и вкус собирателя: от И.К. Айвазовского до К.А. Коровина.

В кругу близких знакомых С.И. Сенькова вращались многие подвижники культуры и образования: замечательный проповедник, педагог-новатор и краевед священник Константин Веселовский- основатель Кирилло-Мефодьевской школы в Ярополье, работавшей по разработанной им прогрессивной методике обучения глухонемых детей; просветитель края, «мстёрский летописец», искусный литограф-художник И.А. Голышев, организовавший с помощью офеней широкую распродажу доступных по цене книг для народа; академик живописи И.С. Куликов, приезжавший из родного Мурома запечатлеть кистью портреты членов семьи Сеньковых, в том числе и самого Сергея Ивановича.

В конце 1918 года, предупрежденный кем-то о предстоящем аресте, Сергей Иванович с двумя дочерьми выехал ночью в направлении Нижнего Новгорода. Затем пришлось укрываться в Ярославле и Петербурге, откуда, предположительно в 1922 году, бывший благодетель Вязников с дочерьми вырвался на свободу.

В 1924 году он оседает возле Генуи, в североитальянском городке Рапалло. Через десять лет в Рапалло, вдали от Родины, Сергей Иванович скончался.

Все постройки Сенькова продолжают служить его согражданам, но самым притягательным местом для гостей города являлся, конечно, городской краеведческий и художественный музей.

К 70-м годам XIX века полотняное производство в Вязниках было сосредоточено в руках Демидовых, Сеньковых и Елизаровых. Крупнейшим вязниковским промышленником был В. Ф Демидов, ему принадлежали льнопрядильная механизированная фабрика в Ярцеве близ Вязников (одна из самых мощных во Владимирской губернии, с числом рабочих более 3000 человек) и полотняно-ткацкая фабрика в Вязниках с более чем 600-ми рабочими.

Демидовы, также как и Сеньковы, вышли из мстерских крестьян-поморцев. Первое упоминание о Демидовых также относится к 1628-1630 годам. В конце XVIII века Федор Петрович Демидов взял в аренду у помещицы Тутомлиной небольшую полотняную фабрику. В 1825 году он выкупился на волю, купил в Вязниках фабрику купца С.Воронкова, а затем и другие предприятия, став владельцем четвертого городского квартала.

Ярцевская льнопрядильная фабрика поставляла сырье ткацкой фабрике, где производились различные виды полотна. В. Ф. Демидовым была предпринята попытка наладить безотходное производство на своих предприятиях, для переработки отходов ткацкой фабрики в 1874 году была построена писчебумажная фабрика, на которой изготавливали писчую и обёрточную бумагу. Продукция предприятий В. Ф. Демидова неоднократно получала золотые и серебряные медали промышленных выставок, сам он являлся коммерции советником. В 1882 году В.Ф. Демидов, незадолго до смерти, получил золотую медаль Всероссийской промышленно-художественной выставки. После смерти В. Ф. Демидова его наследники, не желая дробить трёхмиллионный капитал, в 1883 году создали «Товарищество льнопрядильной и полотняной фабрик коммерции советника В. Ф. Демидова» во главе с В. В. Демидовым, сыном В. Ф. Демидова и двоюродным братом С.И. Сенькова, которое стало к концу XIX века ведущим вязниковскнм предприятием.

Таким образом, Демидовы и Сеньковы в конце XIX – начале XX веков были самым влиятельными предпринимателями в Вязниках.

Конкуренцию Сеньковым и Демидовым составляли лишь Елизаровы. Деятельность Елизаровых началась в 1819 году, когда вязниковский старовер Григорий Семенович Елизаров купил у купца Кашина фабрику, а затем и всю его усадьбу. Преемником Г.С. Елизарова стал его сын Ефим Григорьевич, о котором в 1837 году Г. Шелехов написал: «Первенствующий по уму и богатству, предприимчивости и оборотливости в этом краю производитель в обширном виде льняных изделий, купец Вязниковский Елизаров». В 1828 году Елизарову принадлежали в Вязниках двухэтажное строение в 6 светелок, 2 деревянные светелки, 3 деревянные шпульни, 3 кладовые, катальня, поварня. На 195 станах работало 372 рабочих. Выработанное фламское полотно уходило в Москву, Петербург, Таганрог, Одессу, Южную и Северную Америку.

К концу 1830-х годов фабрика Ефима Григорьевича и его сына Василия Ефимовича Елизаровых располагалась в двух каменных и девяти деревянных корпусах. Начиная с 1832 года, Елизаровы поставляли полотно в военное ведомство и казну. Также процветала поставка полотна в Персию, за торговлю с которой В. Е. Елизаров в 1858 году получил персидский орден «Льва и Солнца» второй степени.

В 1879 году владельцем фабрики стал Владимир Васильевич Елизаров– последний представитель вязниковского рода Елизаровых. Вязниковский потомственный почетный гражданин, получивший домашнее образование, он активно участвовал в городской жизни, начиная с 1876 года состоял гласным городской думы. Был в 1880-1917 годах городским головой. В 1881-1891 годах служил председателем уездной земской управы. Долгое время являлся почетным мировым судьей, членом училищного совета и попечителем городского четырехклассного училища.

3.2 Алексей Иванович Фатьянов

Вязники всегда ассоциируются с именем нашего знаменитого земляка поэта-песенника Алексея Ивановича Фатьянова.

Предки поэта Фатьянова по линии матери и отца были староверы, грамотные люди. Его дед по матери Василий Васильевич Меньшов работал в Вязниках на льнопрядильной фабрике Демидова, специалистом-экспертом по льну. Нередко приглашался в Москву и за рубеж при заключении договоров на реализацию товаров. Бывал в Англии. А его дед по отцу Николай Иванович Фатьянов был известным в Богоявленской слободе владельцем иконописных мастерских и подсобного производства.

Они какое-то время жили во Мстере Владимирской губернии, которая до революции славилась своим иконописным искусством, кустарными промыслами. И там держали свои мастерские. Но вскоре разорились, так как не вынесли конкуренции с наступающим штамповочным производством и так как отец Фатьянова «любил пожить на широкую ногу». Тогда они переехали в Малое Петрино, в дом Меньшова. И вскоре — при содействии Меньшова и под его присмотром- построили в самом центре Вязников, около Казанского собора двухэтажный каменный дом с колоннами, который стал известен на всю губернию как «Торговый дом Фатьяновых в Вязниках». И стали торговать пивом, которое привозили из Москвы, и обувью, которую шили в своих мастерских, и валенками, которые валяли тут же, и фетровыми ботиками.

У Фатьяновых был свой театр, была своя большая библиотека, которой пользовались вязниковцы. Дом Фатьяновых играл заметную роль в культурной жизни города. По праздникам там организовывались концерты и карнавалы для детей. Отец Фатьянова любил заниматься благотворительной деятельностью.

После революции 1917 года «дом у Фатьяновых отобрали, в нем разместили телефонную станцию». Семья Фатьяновых опять перебралась в дом Меньшова. Там 5 марта 1919 года и родился Фатьянов.

Кажется, сама природа такого сказочно-завораживающего места зародила в молодом Алёше первую искорку его творческого таланта.

В период НЭПа, в 1923 году, местные власти уговорили Фатьяновых взять в аренду свой бывший дом напротив Казанского собора и наладить свое былое производство и торговлю. Фатьяновы переехали в свой бывший дом, и опять все наладили. И опять начали устраивать праздники, ставить спектакли в своем театре, в которых Фатьянов принимал самое активное участие.

У Фатьянова с детства проявились наклонности к театру, музыке и пению. И родители старались поддержать и развить в нем все эти наклонности и дать ему хорошее воспитание в разных областях искусства.

Однако уже в конце двадцатых годов будущий «русской песни запевала» покидает будоражащие душу пейзажи и переезжает с родителями в Подмосковье. Здесь одарённый юноша становится студийцем театральной школы им. А.Д. Попова при Центральном театре Красной Армии. Фатьянов стал учиться в музыкальной школе, посещать московские театры, художественные галереи и выставки, набираться новых впечатлений, которые потом пригодятся ему в его творчестве.

Гастролируя по стране, Алексей даже не заметил, как в одном из авиогарнизонов под Брянском его настигла Великая Отечественная война. Уже первые её дни определили ратное место рядового Фатьянова.

Его зачислили в ансамбль песни и пляски Орловского военного округа, режиссером-постановщиком концертных программ. Во время войны он ездил с этим ансамблем на фронт в качестве артиста и военного корреспондента. Познакомился с Соловьевым-Седым и написал с ним все свои главные и лучшие песни о войне.

Несмотря на его рвение отправиться в самую гущу боевых действий, командованием было решено отвести поэту несколько иную роль. Под звуки пуль, «свищущих в поле просторном», он ежедневно выступает перед уставшими бойцами, пишет злободневные памфлеты, частушки и сценки, поёт песни.

В 1943 году он в чем-то провинился перед руководством Краснознаменного ансамбля генерала А. Г. Александрова и был отправлен в штрафную роту танковой армии. И в одном из боев, проявляя мужество и отвагу, первым ворвался на своем танке в венгерский город Секешфехервар. За что был награжден медалью «За отвагу».

Алексей Иванович создал целый песенный букет, который преподнёс в дар простому народу. Спросите любого ветерана, с какими песнями связана у него память о Победе. И он, наверняка, поставит в один ряд с тухмановским «Днём Победы» фатьяновскую «Где же вы теперь, друзья-однополчане?». В судьбе и творчестве «вязниковского соловья», словно в капле чистой дождевой воды, отразилась вся жизнь страны со всеми её перипетиями и сложностями, радостями и несчастьями. Впрочем, судьба всем воздаёт по заслугам.

В 1946 году Фатьянов демобилизовался. Вернулся в Москву. И стал ходить не в потертой гимнастерке, а в «пусть единственном, но костюме». В программах Всесоюзного радио, как и в годы войны, звучали его песни, «каждый день по несколько… песен».

Фатьянов вращался «в высшем кругу творческой интеллигенции», которая тогда сосредотачивалась в таких главных культурных центрах, как Дом литераторов, Дом работников искусств, Дом композиторов. Твардовский когда-то сказал Фатьянову: «Меня забудут, а тебя будут петь всем народом».

В 1946 же солдат-романтик встречает ту единственную, образ которой уже прочно укоренился в его произведениях: «Снятся бойцу карие глаза», «На солнечной поляночке», «Кровь к вискам бросается – до чего красавица», «Играй, играй, рассказывай, тальяночка, сама, о том, как чернобровая свела с ума». Рука об руку с любовью к Галине Калашниковой пришло и признание композиторов. Теперь со стихотворцем работают такие мэтры как Соловьёв-Седой, Мокроусов, Богословский, Блантер, Новиков, Хачатурян, Жуковский, Бирюко. Не перестают сыпаться заказы на песни для спектаклей и многочисленных (всего более 20) кинолент.

Фатьянов умер в 40 лет, в 1959 году, 13 ноября, в Москве.

16 февраля 1995 года Указом Президента Российской Федерации Фатьянов был посмертно награжден орденом «За заслуги перед Отечеством».

Жизнь коротка, а искусство вечно, — эта фраза, произнесённая ещё древнеримскими философами, лучше всего подходит для характеристики фатьяновского наследия. Песни Алексея живы в сердцах людей, всех тех, для кого они стали призывом к жизни и любви. Стихи нашего земляка часто слышатся с телеэкранов и радиоприёмников, но настоящий их смысл можно понять только в родном городе творца — Вязниках, где ежегодно проводится «Всероссийский Фатьяновский фестиваль поэзии и песни».

3.3 Деятели культуры

Говоря о развитии культуры края во второй половине XIX — начале XX века, нельзя не отметить выдающихся уроженцев Вязниковской земли, своим творчеством прославивших малую родину. Среди них особое место занимает знаменитый этнограф, краевед, археолог, издатель Иван Александрович Голышев (1838 — 1896). Родившийся во Мстёре в семье крепостного крестьянина-иконописца, принадлежавшего графу Панину, он большую часть своей жизни посвятил изучению родного края. Освоив в юности в Москве рисовальное и литографское дело и возвратившись во Мстёру, он вместе с отцом открыл в 1858 году литографию. Здесь ежедневно изготавливалось до трёх тысяч лубочных картинок, только на раскраске которых было занято более двухсот человек. Кроме картинок в литографии выпускались различные дешёвые книжки. Произведённая продукция распространялась через офеней и коробейников.

С именем И. А. Голышева и его издательской деятельностью связаны приезды в наш край выдающегося поэта И А Некрасова. В 1861 году, после посещения литографии и знакомства с её продукцией, Н. А. Некрасов прислал И. А. Голышеву 1,5 тысячи экземпляров книжек своих стихов для продажи через офеней. Эти книжки представляли собой небольшие брошюры в красной обложке. Первая «красная книжка» включала стихи «Коробейники», ставшие в дальнейшем песней. Однако издание «красных книжек» было запрещено цензурой, по приказу владимирского губернатора продажа вышедших книг была прекращена. Значителен вклад И. А. Голышева в развитие краеведения, им было написано более 500 различных статей и заметок, опубликованы многочисленные старинные грамоты и акты, посвященные истории края, памятникам архитектуры и т.д. Особое место принадлежит его книге «Богоявленская слобода Мстера», насыщенной историческими, статистическими, этнографическими данными. В своей литографии И. А. Голышевым были изданы уникальные книги иллюстраций, посвященные памятникам архитектуры, письменности, народным промыслам. Среди них такие как «Памятники старинной русской резьбы по дереву», «Атлас русских древностей Владимирской губернии», «Атлас рисунков со старинных пряничных досок Вязниковского уезда» и др. Эти книги, издававшиеся небольшим тиражом, предназначались для дарственных целей в библиотеки научных обществ и учреждений. Многие из собранных И. А. Голышевым книг, рукописей, предметов были пожертвованы в музеи и библиотеки. И. А. Голышев был членом различных научных обществ- Московского археологического, Московского географического, Киевского исторического, Нижегородского и Владимирского статистических комитетов и многих других.

Другим выдающимся краеведом, талантливым педагогом второй половины XIX века был Константин Александрович Веселовский (1839 — 1902). Сын священнослужителя, он был священником сначала Покровской, а затем Троицкой церкви в Вязниках. В 1890 году был возведён в сан протоиерея. Выше уже говорилось о его педагогической деятельности, о создании им уникальной школы для глухонемых детей. Но кроме этого К. А. Веселовский активно занимался историко-краеведческой деятельностью, археологическими изысканиями, стоял у истоков вязниковского краеведения. В центральной и местной печати им были опубликованы многочисленные статьи, посвященные истории края. В 1871 году вышел из печати его труд «Город Вязники. История его, древности и статистика».

Известен был К. А. Веселовский также статьями об агротехнике разведения вишни, уходе за нею, неоднократно участвовал во Всероссийских выставках, экспонируя на них вязниковские вишни. К. А. Веселовский был членом Русского географического общества, Вольного экономического общества, Петербургского археологического общества, Нижегородского и Владимирского губернских статистических комитетов и др. В 1893 году был избран членом Французской национальной академии.

C Вязниковским краем связано имя талантливого художника Николая Николаевича Харламова (1863 — 1935). Родившийся в семье священнослужителя в селе Веретеве, он окончил Владимирское духовное училище, учился в семинарии. В 1883 году поступил в Петербургскую академию художеств, где обучался сразу на двух отделениях — портретном и историко-жанровом. В 1892 году Н. Н. Харламов окончил обучение и получил звание «классного художника». Был назначен заведующим школой живописи в селе Холуй Вязниковского уезда, где в течение десяти лет преподавал художественную грамоту, изучал иконопись. Участвовал в росписи храмов, вошёл в историю русского духовного искусства как мастер монументальной живописи. Н. Н. Харламов прославился росписью и созданием эскизов для мозаик таких памятников архитектуры, как Храм Воскресения Христова в Санкт-Петербурге, Рижского православного храма, православного собора на Саксонской площади в Варшаве. Работал вместе с такими русскими художниками, как В. М. Васнецов, М. В. Нестеров, А. П. Рябушкин и др. За свои монументальные работы был удостоен высшего звания академик живописи. После революции, в 1919 году, стал первым директором Вязниковского художественного музея.

Уроженцем Мстёры был художник Фёдор Александрович Модоров (1890 — 1967), талант которого в полной мере раскроется в советское время. Он учился в Мстёрской иконописной школе, Казанском художественном училище, был принят в Академию художеств, где занимался у В. Е. Маковского.

Кроме того, Вязники- Родина композитора и дирижёра, виртуозного пианиста, замечательного педагога, основателя духовых оркестров в Вязниках, инициатора создания в городе первой музыкальной школы Сергея Николаевича Павлова- Русинова.

Уроженец Вязников- знаменитый модельер Александр Терехов. Второе место с коллекцией «Сумерки» на «Русском силуэте» принесла Терехову возможность стажировки в Модном Доме самого Ив Сент Лорана. Получив неоценимый опыт и знания о процессе создания модной единицы, Александр создал собственную коллекцию, с которой и выступил на Russian Fashion Week. Первые шаги выглядели как яркие цветные платья и пышные юбки, украшенные стразами. Повторил свой дебют на Российской Неделе моды ровно через год, следующий, 2005 год ознаменовался коллекцией на московской Неделе моды, что дало ему возможность уже в 2006 году повторить свой триумф в Нью-Йорке на New York Fashion Week. Модный сайт Style.com говорит о Терехове как об одном из лучших новых дизайнеров современности. Не только русские красавицы отметили Александра, как первоклассного дизайнера, одевая его платья на светские рауты и приемы, но так, же и на таких всемирно известных звездах, как Селин Дион, Миша Бартон и Анжелина Джоли.

3.4 Валерий Николаевич Кубасов

На общественно-политическую жизнь края особый отпечаток накладывали и события, связанные с героическими достижениями земляков, их трудовыми победами.

Отдельная страница вязниковской истории 60-х -начала 80-х годов связана с именем уроженца Вязников лётчика-космонавта В. Н Кубасова. Именно в эти годы он совершает свой первый космический полёт в октябре 1969 года, участвует в советско-американском эксперименте «Союз-Аполлон» в июле 1975 года, в советско-венгерском космическом полете в 1980 году. Для вязниковцев эти полеты стали предметом искренней гордости за родной край, за своего земляка. Каждый раз, когда В. Н. Кубасов совершал очередной полёт, в городе проходили торжественные митинги и собрания, а сам космонавт после полетов становился участником встреч с земляками. После присвоения В. Н Кубасову второй Звезды Героя Советского Союза в 1975 году Президиумом Верховного Совета СССР было принято решение о возведении памятника космонавту на его родине в городе Вязники.

Родился будущий космонавт 7 января 1935 г. в городе Вязники на берегах исконно русской реки Клязьмы в семье речника. Рос, как и все мальчишки, немножко озорным, порой задумчивым. Детские мечты, они наполнены больше фантазией, чем реальностью. В 1952 г. закончил Вязниковскую среднюю школу № 2, в 1958 г. — Московский авиационный институт. О чем только не мечталось! Конечно же, только не о космосе. В те беззаботные детские годы белобрысому, выдубленному клязьменской волной мальчишке и в голову не приходило всерьез помышлять о каком-то космосе, о полете в безвоздушное пространство.

В школе Валерий помогал отстающим ученикам ликвидировать двойки, активно занимался в спортивном кружке, был бессменным редактором школьной газеты. Десятилетку окончил успешно, с серебряной медалью. Теперь надо было подумать и о профессии. В городском ДОСААФ ему как-то рассказали о вязниковских летчиках — Героях Советского Союза Антошкине, Мошине, Зудилове, Шорникове. «Подамся в летное училище», — решил тогда Валерий. Но школьный друг Николай Шиплов, студент Московского технологического института, посоветовал ему поступить в Московский авиационный институт: «Там всему летному делу от «а до «я» научат». Выбор был сделан. Как медалиста, его приняли в институт без экзаменов. Отныне он всецело окунулся в мир техники. И здесь учился успешно. А затем месяцы упорной тренировки, подготовки к предстоящему полету в космос. Работал, не жалея сил.

И вот этот день наступил. 11 октября 1969 года радио известило, что в 14 часов 10 минут стартовала ракета-носитель с космическим кораблем «Союз-6», который с высокой точностью выведен на расчетную орбиту спутника Земли. Оно поведало и о том, что космический корабль пилотирует подполковник Шонин Георгий Степанович, что бортинженер корабля- кандидат технических наук Кубасов Валерий Николаевич. Вот и сбылась давняя мечта нашего земляка.

Через 11 дней Валерию Кубасову были присвоены сразу два высоких звания- Героя Советского Союза и лётчика-космонавта СССР.

В жизни Валерия Кубасова был и второй полет. Почти через шесть лет он вместе с Алексеем Леоновым вторично штурмовал космос. А до этого он с ним же побывал в США, где в космическом центре под Хьюстоном в течение нескольких недель упорно тренировались. Чтобы изъясняться с американскими астронавтами без переводчика, пришлось заняться изучением английского языка.

Программой шестисуточного полета намечалось: испытания совместных средств сближения и стыковки; осуществление стыковки с кораблем «Аполлон» и совместного полета в течение двух суток; выполнение взаимных переходов космонавтов из корабля в корабль и проведение совместных научных экспериментов в ходе полета; проведение научных экспериментов во время автономного полета корабля «Союз-19». Программа полета была выполнена безукоризненно.

По-особому памятен для Валерия Николаевича день 17 июля. В 19 часов 12 минут была осуществлена стыковка советского и американского космических кораблей. Торжественными были те минуты, когда Леонов и Кубасов встретились в космосе с экипажем «Аполлона» Томасом Стаффордом, Вэпсом Брандом и Дональдом Слейтоном. Обменялись рукопожатиями. В ходе встречи был произведен обмен национальными флагами, текстами соглашения между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях, памятными медалями, а также семенами деревьев, которые потом будут высажены в СССР и США. Вскоре на груди Кубасова появилась вторая Золотая Звезда.

Был и третий полет. 26 мая 1980 года весь мир облетела весть о том, что в космосе космический корабль «Союз-36», на борту которого международный экипаж: его командир дважды Герой Советского Союза Валерий Кубасов и космонавт-исследователь, гражданин Венгрии Берталан Фаркаш. И снова стыковка. Только теперь с орбитальным комплексом «Салют-6» — «Союз-35». А затем совместные исследования с космонавтами Поповым и Рюминым, которые находились на околоземной орбите уже 47 суток. В этом полете Валерий был спокоен. Два предыдущих- залог тому. О его спокойствии Берталан отозвался на Земле с почтительным уважением. Программа была выполнена, и международный экипаж благополучно вернулся на Землю.

Валерий Николаевич не раз навещал родные Вязники. Бывал он и во Владимире. Бронзовый бюст В. Н. Кубасова открыли в июле 1983 года рядом с городской Аллеей славы.

3.5 Гости города

В один из дней грозового 1612 года через тихий городок на Клязьме проскакал воинский отряд,- это князь Дмитрий Пожарский, «упрошенный миром», спешил, повинуясь долгу, в Нижний Новгород. А через некоторое время, по свидетельству ярополчского протоиерея К. А. Веселовского, народное ополчение, двигаясь освобождать Москву, расположилось на кратковременный отдых на Ярополчьей горе. С тех пор якобы и гора и селение, где останавливался Минин, получили его имя. Во всяком случае, в одном из документов 1628 года действительно говорится уже о селе Минино, которое располагалось на Ярополчьей горе. Встречается название и «Минина гора».

Значительным событием в жизни Ярололча было посещение города самим «государем-батюшкой». Самодержец всея Руси- Федор Алексеевич, прослышав о благочестии инока Иллариона, решил отправиться на богомолье во Флорищенскую пустынь, деревянные строения которой разместились в «зело густой чаще», недалеко от реки Лух. О приезде царственного богомольца было известно давно. Монастырская братия, в предвидении щедрых даров, не жалея сил, прокладывала руками зависимых крестьян дорогу от Ярополча через дремучие нехоженые леса во Флорищи. Пробившаяся сквозь глухие чащобы, почти совершенно прямая дорога получила название царской. Забежим несколько вперед и скажем, что расчеты монахов оправдались и их труды были вознаграждены сторицею. Великодушный монарх после посещения пустыни пожертвовал монастырю окрестные леса и деньги на строительство каменных храмов.

В один из погожих декабрьских дней 1677 года с городской сторожевой вышки Ярополча заметили ползущий змейкой царский обоз; снежный хвост тянулся за возками. Государев поезд подъезжал к Ярополчу, воздух сотрясался от колокольного звона, стрельцы скакали, взбивая снежную пыль и разгоняя скучившуюся толпу, которая, сняв шапки, валилась на колени в мягкий, пушистый снег. Царь благосклонно сделал остановку в заснеженной слободе, уютно прильнувшей к скатам горы, под защитой городских пушек. Федор Алексеевич оценил верноподданнические чувства жителей Ярополча и его слободы- Вязников и для укрепления их пожертвовал крест с алмазом и Евангелие с надписью: «Государь царь и великий князь Федор Алексеевич… городу Ярополчу в церковь Живоначальныя Троицы и собор Архистратига Михаила пожаловал сию книгу в 186 (1677) году декабря в 6 день, как его… пришествие было в Вязники».

Ещё один факт из истории нашего края в XVIII веке нельзя не отметить. С Вязниковской землёй связано творчество замечательного русского художника Михаила Шибанова, происходившего из среды крепостных крестьян суздальской провинции. Он вошёл в историю русской живописи второй половины XVIII века благодаря своим картинам из быта русской крепостной деревни. Лучшие свои произведения он написал в 1774 году в селе Татарово. Это хранящиеся в настоящий момент в Третьяковской галерее картины «Крестьянский обед» и «Празднество свадебного договора», в которых художник запечатлел образы наших земляков, обнаружив глубокое знание уклада крестьянской жизни.

Для активизации работы губернских комитетов летом 1858 года Александр II отправился в поездку по городам России. Маршрут императора проходил через Вологду, Тверь, Ярославль, Кострому, Нижний Новгород. Выступая перед представителями местного дворянства, царь выражал намерение отменить крепостное право, призывал членов дворянских губернских комитетов активнее работать над проектами будущей реформы. После посещения Нижнего Новгорода путь Александра II лежал в Москву через территорию Владимирской губернии. Вечером 22 августа 1858 года император и сопровождавшие его лица прибыли в Вязники, где на ночь остановились в особняке предпринимателя О. О. Сенькова. На следующий день, после встречи и беседы с представителями местного дворянства и купечества, царь отбыл в Москву, сделав остановку и во Владимире.

Вязниковская земля вдохновляла поэтов и композиторов. Выше уже говорилось о приездах в наш край поэта Н. А. Некрасова (1821 — 1878). На основе вязниковского материала им был написан целый ряд стихотворений, отдельные главы поэмы «Кому на Руси жить хорошо». С нашим краем связано и имя выдающегося композитора С. И. Танеева (1856 — 1915), дважды приезжавшего в Вязниковский уезд, где он гостил у своей учительницы М. А. Миропольской в селе Налескино близ Мстёры, работая над оперой «Орестея».

В середине пятидесятых, в Вязниках побывал и писатель Владимир Солоухин. Памятью о поездке остались рассказ «Свидание в Вязниках» и вязниковские страницы повести «Владимирские просёлки». Чем запомнился писателю город? В первую очередь своими незабываемыми пейзажами. В. Солоухин писал: «Тем, кому придется побывать в Вязниках, можно посоветовать следующее. Там, где кончается Пролетарская улица, сворачивает направо тропа. Она поведет вас в прогалок между двумя частоколами, возле которых буйно разрослась сорная трава, а за которыми не менее буйно зеленеют сады. Старинные вязы будут попадаться вам на пути. Поднимаясь в гору по этой узкой тропинке, время от времени нужно оглядываться назад. Все шире и шире будут открываться перед вами заклязьминские дали, ее привольная пойма, и, наконец, вы увидите далекую синюю полоску начинающегося там Ярополчского бора.

Когда же тропинка приведет вас наверх (на Больничную улицу), нужно еще пройти немного прямо, и вы подойдете к глубокой пропасти, у подножья которой ютятся дома. От тех домов местность довольно круто поднимается, уходя вдаль, так что ту часть города вы смотрите как бы сверху, с самолета. Переплетение тихих деревянных улочек, зеленеющих травой и садами, очаровательно.»

Хорош вид и с Венца, высокого холма на краю Вязников, возле поселка Ярцево. Этот холм омывается садами, как морским прибоем, а горизонта, а заклязьминских далей оттуда смотреть не пересмотреть. Все извивы реки, все ее старицы, ложные русла, брошенные светлыми подковами в зелень поймы, озерки, деревни, яркозеленые пятна болотцев – все это с Венца видно как на ладони.

В 1992- 1993 году в Вязниках жила Д. А. Йонсен (Ковешникова), в настоящее время директор группы журналов (Playboy, Mini, Oops!, Girl, JOY, Madame Figaro) издательского дома “Бурда”.

Перспективы развития культуры в крае

4.1 Памятник Штирлицу

В «Семнадцати мгновениях весны» о родовом гнезде Максима Максимовича говорится буквально в двух строках. Прогуливаясь по немецким лесам, штандартенфюрер внезапно предается ностальгическим воспоминаниям: «Потом Штирлиц понял, что его тянуло именно к этому озеру оттого, что вырос он на Волге, возле Гороховца, где были точно такие же желто-голубые сосны».

От Гороховца, расположенного на границе Владимирской и Нижегородской областей, до Волги примерно сто километров. 15-тысячный Гороховец стоит на Клязьме, впадающей в правый приток Волги- Оку. Доподлинно неизвестно, бывал ли когда-нибудь здесь Юлиан Семенов.

Тем не менее местный краевед Владимир Цыплев раскопал в архивах, что между Гороховцом и Вязниками некогда существовала деревня Исаево, которая якобы и есть пресловутое родовое гнездо Штирлица. К тому же на речке Суворощь, впадающей в Клязьму, до сих пор существует Исаевская плотина. Как утверждает краевед, других топонимов с корнем «исаев» на территории Владимирской области больше не существует. А значит, Юлиан Семенов не просто ткнул в карту, подыскивая родину для своего героя.

Местного живописца, заслуженного художника России Владислава Некосова вдохновила идея монумента Штирлицу, которая гуляет по Гороховцу уже несколько лет. Он на свой страх и риск изготовил эскиз памятника, который предполагается установить на высоком левом берегу Клязьмы между Гороховцом и Вязниками. Высота будущего памятника до трех метров. Согласно задумке автора Штирлиц шагает навстречу реке, выходя из дверей несуществующего здания. Причем одна дверная створка- копия дверей берлинского кафе «Элефант», где согласно фильму любил сиживать штандартенфюрер. Вторая дверная половинка должна быть как две капли воды похожа на входную дверь здания ФСБ на Лубянке.

Планы у вязниковских энтузиастов наполеоновские. За бронзовым Штирлицем собираются построить кафе, где будет с утра до вечера звучать музыка Микаэла Таривердиева. За одним из столиков планируется усадить также бронзового Юлиана Семенова с рукописью «Семнадцати мгновений весны». По мере развития мемориала за столиками будут сидеть и другие персонажи «Семнадцати мгновений…», а также режиссер фильма Татьяна Лиознова.

4.2 Туристический центр «Ярополч»

Под строительство туристического центра предлагается земельный участок площадью 3 га, расположенный в районе деревни Пировы-Городищи Вязниковского района Владимирской области.

Здесь возможно воссоздание бывшего древнего города Ярополч (12-13 в.) со старинным русским бытом.

Медленно, как зачарованный, подходишь к северной части Пирова городища. Откос вала сливается с крутизной берегового ската, сползающего в реку, за которой раскрываются богатырские просторы русской земли. Чувство умиротворения, душевного спокойствия охватывает, когда глядишь с высоты 20—26 метров в зеркало реки с отражением противоположного берега, тающего в синеватом мареве. Застывшие ажурные абрисы березок, внемлющих вечернему благовесту, и острые темные силуэты елей, как бы отдающих честь усопшим героям, усиливают ощущение тишины и покоя.

Сколько задушевных мыслей вызывает этот, сказалось бы столь простой, но такой родной пейзаж. Каким тонким пониманием прекрасного обладали каши предки, когда закладывали свои немудреные грады.

Городище у с. Пировы Городища расположено на правом коренном берегу Клязьмы, в необычайно живописном месте. С очень высокого берега открывается чудесный вид на Заклязьменье. Видны излучины Клязьмы, ее старицы и выступы коренного берега. Отсюда просматривается местность вниз и вверх по течению Клязьмы на много километров. Над уровнем воды в реке площадка городища возвышается на 50 м. Северной своей стороной городище опирается на крутой склон к Клязьме, являющийся естественным рубежом. Здесь, как установлено раскопками, первоначально из глины был насыпан невысокий вал, скорее всего для придания большей отвесности склону. В настоящее время от этой насыпи сохранилось лишь слабозаметное возвышение, и только при прорезке траншеей склона была обнаружена насыпь вала толщиной 0,8—1,2 м. Южная часть городища расположена между двумя оврагами, сходящимися у его юго-восточной части, где овраги дополнены искусственно вырытым рвом. По краю внутренних склонов оврагов насыпаны валы, упирающиеся своими концами в берег Клязьмы.

На этом месте имеется возможность организации экологического туризма, лыжных трасс, конного, водного и пешеходного видов туризма.

4.3 Реконструкция усадьбы Сенькова (XIX век)

В Вязниках было несколько домов, принадлежавших Сеньковым. Особый интерес представляет дом усадьба Сеньковых, расположенная на ул. Киселева, который находится на возвышении в исторической части города. Этот дом Сеньковы выбрали себе не случайно: в этом районе жили привилегированные слои населения, так как с экологической точки зрения воздух здесь был чище, чем в низине, где располагались промышленные предприятия, а, кроме того, со смотровой площадки дома открывался прекрасный панорамный вид на город и его окрестности — пойму Клязьмы, Заречье и, конечно, на все промышленные корпуса фабрики Сеньковых, что было немаловажно для их владельцев.

Предполагается, что дом построен в начале XIX века и изначально принадлежал купцу Водовозову. В середине XIX столетия один из представителей рода Сеньковых- Осип Осипович приобретает его для своей разрастающейся семьи, а затем дом достается по наследству его племяннику- уже знакомому нам Сергею Ивановичу Сенькову и его многочисленным детям.

Особняк неоднократно перестраивался и свой окончательный вид приобрел примерно к 1912 г.: асимметричное двухэтажное здание в готическом стиле, выраженном в виде каменной стрельчатой аркады террасы, опирающейся на граненые колонны, стрельчатых окон первого этажа, восьмигранной башни со смотровой площадкой, крытой шатровой кровлей со шпилем с западной стороны. В обшивке стен второго деревянного этажа используются мотивы фахверк, характерные для европейской архитектуры. Рядом с домом был построен одноэтажный каменный каретник, глубокий погреб, а вся территория усадьбы обнесена ажурной оградой с кирпичными столбами.

В 1918 году в Вязниках установилась Советская власть. Сеньковых постигла участь многих предпринимателей того времени- фабрика была национализирована, а самому Сергею Ивановичу пришлось расстаться со своей семьей, и он эмигрировал за границу- сначала в Германию, а потом в Италию. В особняке некоторое время еще продолжало жить его семейство, но дом принадлежал им уже не полностью- только первый этаж, на втором разместилась художественная школа и студия вязниковского художника Ф. Козина.

В 20-х гг. XX в. все Сеньковы из дома постепенно разъехались- кто за границу, кто по советской стране, и дом полностью оказался в распоряжении молодого государства. В годы Великой Отечественной войны здесь размещался эвакогоспиталь.

Ансамбль усадьбы Сеньковых, в составе усадебного дома, каретника, погреба, ограды XIX века, включен в список объектов культурного наследия регионального значения как памятник градостроительства и архитектуры.

В 1990-х гг. дом бывшей усадьбы нуждался в косметическом ремонте фасадов, горизонтальной гидроизоляции стен, а надворные постройки находились в бесхозном состоянии и требовали реставрации. Потомки С. И. Сенькова, проживающие в Италии, не забывали о своем родовом гнезде и периодически финансировали проведение ремонтных работ для поддержания усадебного дома в удовлетворительном состоянии.

В 2002 г. дом усадьбы обследовали представители Госстроя, и его реконструкция была включена в федеральную программу на 2004 год. Но вскоре в связи с неисправностью дымохода в готическом особняке произошел пожар, который полностью уничтожил чердачное помещение и частично второй деревянный этаж. Само здание подверглось разграблению местным населением.

Несмотря на то, что усадьба Сеньковых расположена в исторической части города, имеет очень выгодное расположение, сохранила все необходимые коммуникации и существует хороший проект реконструкции усадьбы, инвесторов, желающих вложить свои средства в усадьбу Сеньковых, к сожалению, до сих пор нет.

Государственной инспекцией по охране объектов культурного наследия администрации Владимирской области постоянно осуществляется мониторинг состояния объектов усадьбы Сеньковых. Установлено, что, несмотря на то, что дом усадьбы сохранил конструктивные элементы и детали декора, он находится в аварийном состоянии: сохранились следы пожара, на фасадах наблюдается деструкция кирпичной кладки, утрачен штукатурный слой, многие элементы декора разрушены, перекрытия и полы находятся в неудовлетворительном состоянии и требуют проведения срочных ремонтно-реставрационных работ. В интерьере здания представляют немалый интерес изразцовые печи, старые деревянные двупольные филенчатые двери с резными деревянными розетками, винтовая белокаменная лестница, ведущая на смотровую площадку башни, с которой открывается прекрасный панорамный вид на город.

На территории усадьбы Сеньковых находилось здание каретника. Это одноэтажный каменный дом из красного кирпича под сложной кровлей с большими слуховыми окнами над северным и южным фасадами, расположенными в щипцах. В плане вытянутый прямоугольник по оси север- юг. С восточной стороны к основному прямоугольнику примыкает меньший по объему, представляющий в плане выступающую часть здания. В декоративном оформлении использованы элементы готики. Боковые части центрального фасада украшают ложные ступенчатые фронтоны с нишами стрельчатой формы. Наличники повторяют стрельчатую форму окон и акцентируются на фасаде замковыми камнями, белый цвет которых резко контрастирует с красным фоном стены. Вход в здание с западной стороны.

В 1999 г., Вязниковский городской Совет народных депутатов, учитывая большой вклад в развитие льняной промышленности города Вязники и Вязниковского края, активную общественную деятельность и вклад в культурное развитие города, присвоил одной из улиц г. Вязники имя С. И. Сенькова, который не жалел средств на благоустройство родного города и много трудился на благо его жителей. Хочется надеяться, что найдется инвестор и жемчужина города Вязники- усадьба некогда процветавшего фабриканта и щедрого мецената С. И. Сенькова- будет восстановлена в целях ее современного использования, в благодарность и память о ее знаменитом владельце.

4.4 Проект «Вишневая столица России»

Инициативная группа вынесла на суд общественности меморандум о создании общественного комитета «Возвращение городу Вязники исторического звания «Вишневая столица России».

Меморандум направлен к жителям и должностным лицам Вязниковского края с целью воссоздания вишневых садов, придания городу исторической значимости, туристической привлекательности и в целях общего благоустройства.

Из исторических справочников XVII-XIX веков и воспоминаний старожилов известно, что испокон веков наш город славился на всю Россию своими вишневыми садами и их плодами. Вишня из Вязников поставлялась в самые дальние регионы страны, и наш небольшой город был известен далеко за пределами Владимирщины как раз благодаря вишне. Предания гласят, что вишню в садах Вязников выращивали уже более 500 лет назад, задолго до широкого распространения этого растения по территории России.

К сожалению, в последние годы традиционный для города вид садоводства пришел в запустение, сады вишневые плохо возродились после сильнейших морозов 1978 года, приходят в упадок и из-за равнодушного отношения к древнему, можно утверждать наверняка- традиционному промыслу жителей города Вязники. Никто уже не вспоминает в стране, как в прошлые времена, что вишня ассоциировалась, прежде всего, с нашим древним городом. Даже в тяжелые времена ВОВ, когда не хватало самого необходимого и все окрестные овраги были практически вырублены на дрова, огромные вишневые сады у подножия Толмачевской горы и в Петрине не потеряли ни одного дерева.



Страницы: Первая | ← Назад | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Посмотреть все